Manyakov.NET - Голосовые и кинетические средства воздействия - Manyakov.NET
Голосовые и кинетические средства воздействия

§78. "Технические" голосовые средства


§ 78. Ораторство — искусство устной речи. И то, как мы произносим речь, очень влияет на ее содержание и воздействующую силу. Необходимо, чтобы речь производила нужное впечатление. Поэтому один из главных вопросов риторики "КАК?" на этапе Произнесения решается в основном за счет звукового оформления речи, умения оратора правильно озвучить речь. Вот рекомендации, оставленные нам классической риторикой. "Действие заключается здесь в голосе; [следует сказать], как нужно пользоваться голосом для каждой страсти, например, когда следует [говорить] громким голосом, когда тихим, когда средним, и как нужно пользоваться интонациями, например, пронзительной, глухой и средней, и какие ритмы [употреблять] для каждого данного случая."[6, 128]

Знакомство с голосовыми характеристиками важно не для каждого, кто стремится научиться грамотно и правильно выражать свои мысли, а в основном, для профессиональных ораторов (преподавателей, политиков, адвокатов). Они должны иметь представление о тембре голоса, диапазоне, звучности; знать, как устроен голосовой аппарат человека (органы дыхания, резонаторы, вибраторы), чтобы всем этим правильно пользоваться в своем речевом действии, так как, например, «нужная» интонация (главный способ выражения смыслов на этапе Произнесения) зависит и от высоты, и от силы, и от тембра, который в свою очередь — от работы всего голосового аппарата. Но все это невозможно изучать в рамках риторики, поскольку перечисленное является более предметом техники речи.

Предметом внимания риторики являются все-таки не перечисленные характеристики голоса. Они, конечно, могут затруднять восприятие речи, но не влияют на ее смысл и ничего не добавляют к ее форме. «Тяжелыми» для слуха ораторами можно назвать поэта Р. Рождественского, писателя К. Симонова, академика А.Д. Сахарова. Но всем им удавалось доносить свои мысли до слушателей. Поэтому, пожелав ораторам научиться «звучать» приятно, обратимся к тем голосовым средствам, которые способны повлиять на смысл речи или дополнить ее форму тем, чего нельзя было добавить на других этапах.

Назовем среди таких средств темп и интонацию, объединяющиеся в понятии интонационного рисунка, который, как бы накладываясь на семантическое значение текста, завершает создание речевого произведения с точки зрения «содержания» и формы.


§79. Интонация


§ 79. Значение интонационного рисунка трудно переоценить. Ученые утверждают, что 30–40 % информации не усваивается, если интонация "не та", т. е. не соответствует содержанию речи. Насчитывается свыше 20 типов интонаций, выражающих различные смыслы и чувства. Еще Аристотель завещал нам "…о значительных вещах не говорить слегка, а о пустяках — торжественно (в противном случае стиль кажется шутовским); о вещах похвальных — говорить с восхищением, о вещах, возбуждающих сострадание, — со смирением."[6, 137]

По М.М. Бахтину, «правильная» (нужная в данных условиях) интонация рождается, вытекает из общности оценок говорящих, из их принадлежности некоторому сообществу. Вследствие этого интонация наряду с аргументацией является способом «попадания» в данную аудиторию, в систему ее ценностей, что позволяет быть понятым данными слушателями и убедительными для них. На этом свойстве интонации — быть выразительницей общности оценок — построен, например, такой троп, как ирония. Если бы мы не одинаково воспринимали осла глупым, то как бы мы правильно расшифровали и, следовательно, правильно произнесли высказывание: "Отколе, умная, бредешь ты, голова?" Попробуйте произнести слова самый любимый искренне, как бы в соответствии со значением слов и с иронией. Почувствуйте разницу. "Существенная оценка, таким образом, совершенно не заключена в содержании слова и не выводима из него, но зато она определяет самый выбор слова и форму словесного целого, наиболее чистое же свое выражение она находит в интонации."[22, 16]

Интонация оказывается более надежным каналом воздействия, чем слова. "Мелодические рисунки являются готовыми формами, которые хранятся в человеческой памяти как определенный запас интонаций родного языка, родной речи. Они — основа общественного воздействия в речевом общении. За них «цепляется» наш слух. По ним верно воспринимаем и осмысляем речь говорящего и даем оценку ему."[95, 39] Из этого следует, что оратору необходимо уметь найти «правильную», соответствующую предмету, аудитории и ситуации интонацию, чтобы облегчить слушателям восприятие речи.

Выражению смысла служит выделение голосом главного во фразе. Логически выделять значимые, главные слова следует за счет более медленного их произнесения в сравнении с остальными, как бы в разбивку. Этой же цели — выделению существенных слов — служит и паузация (кроме этого пауза — это возможность отдохнуть, взять дыхание, сообразить, что говорить дальше или что изменить). Важно помнить, что интонация должна подчеркивать восходящий характер аргументации, т. е. вначале речь должна быть спокойной и размеренной, а к концу — все более эмоциональной и страстной. "Начав сильно, нельзя ослабить к концу и тем самым опустить внимание слушателей и оставить слово без действия, — пишет М.М. Сперанский. — Надобно, чтоб лицо, голос и руки — все оживлялось час от часу более и чтоб конец или заключение было самое разительнейшее место в слове. Здесь должны открыться во всем своем пространстве все наружные дарования оратора, чтоб докончить потрясение умов и сделать удар, который бы долго раздавался в их сердцах."[94, 88]

Завершая разговор об интонационном рисунке речи, следует предупредить оратора об ответной тональности, сущность которой сводится к тому, что мы инстинктивно отвечаем звуками тональности вопроса.

С каждым наверняка бывало, что речь собеседника, как будто не содержащая ничего предосудительного, воспринималась как обида или даже оскорбление. Это означает, что говоривший не контролировал свою интонацию и через нее «просочилась» информация, например, о негативном отношении к адресату. О. Розеншток-Хюсси, описывая пример ответной грубости собеседника на его вроде бы нейтральную речь, в качестве причины указывает свою неправильную интонацию: "Таким образом, я сам спровоцировал его на неадекватную реакцию, сам вызвал провал общения, эхом отразившийся в его ответе."[98, 51] Поэтому оратору важно помнить, что с помощью своего голоса он может влиять на состояние аудитории. Как писал А. В. Миртов, в шумной аудитории надо начинать говорить в пределах другой тональности. Поэтому даже негромкий голос может привлечь внимание слушателей. "Если вы хотите успокоить толпу — перейдите на тональность, соответствующую самой спокойной, неторопливой, рассудительной речи."[68, 118] Выбирая тональность для выступления, оратор должен помнить: "То что оскорбляет уши, не может проникнуть в душу человека." (Квинтилиан)


§80. Жесты


§ 80. На службу воздействию должны быть поставлены ораторское движение и ораторский жест, ведь "исполнение — это как бы язык нашего тела, который должен согласовываться с нашей мыслью."[106, 248] В этом случае мы имеем дело с кинетическими средствами воздействия — движениями и жестами, которые также способствуют реализации замысла. Обычно считается, что жесты заключаются только в движении рук. Действительно, это самые выразительные, бросающиеся в глаза жесты. Однако и любое другое телодвижение с целью подчеркнуть значение слов — тоже жест. Почти невозможно говорить с увлечением и убежденно без едва уловимого сложного движения головы, шеи, плеч и ног. В употреблении жестов необходимо соблюдать умеренность. Плохо, если оратор стоит скованно, боится руку поднять. Но плохо и если оратор жестикулирует чрезмерно. Суетливость и неумеренность жестикуляции могут только утомить и вызвать раздражение слушателей.

Здесь можно дать следующие рекомендации. Вполне естественно и уместно в любом выступлении выглядят жесты рук от локтя, на них практически нет ограничений — они соответствуют логическому ударению и легко воспринимаются слушателями. Жест руки от плеча может появиться в речи только в момент наивысшего эмоционального напряжения — не более одного в каждой части. Жест выше плеча возможен только в виде исключения, один на всю речь, в момент кульминации очень эмоциональной речи. (Вспомните знаменитый жест вождя мирового пролетариата после фразы "Революция, о которой столько говорили большевики, совершилась" — именно здесь этот жест был вполне уместен). Если же оратор сопровождает жестами от плеча и выше самый обычный малоэмоциональный текст, это должно быть признано грубой ошибкой.

П. Сопер [98] выделяет следующие типы жестов:

1. Выразительные. Это самые употребительные жесты. Ими сопровождаются наиболее сильные, эмоциональные моменты речи. Взмах рукой, сжатой в кулак, покачивание головой и т. п. помогает сосредоточить внимание аудитории на тех или иных «ударных» частях выступления, выразить эмоциональное отношение оратора к высказываемой мысли.

2. Указующие. Это самый простой вид, который состоит в том, что оратор показывает рукой местоположение или направление движения предмета. Например: "Мы подошли с той стороны и увидели…"

3. Описательные. Этот вид жестов помогает наглядно изобразить характер движения: быстрое или медленное, прямое или по сложной траектории. Например: "Мы с ужасом увидели, что деталь движется не вверх-вниз, как это положено, а вот так…."

4. Подражательные. Этот вид жестов наглядно рисует чьи-то другие жесты и движения. Например: "И тогда он сделал головой вот так и сказал…"

От жестов значимых, способствующих усилению выразительности речи, нужно отличать бессмысленные жесты, затрудняющие общение. Иногда оратор от волнения не знает, куда деть руки. По этой причине он делает много суетливых немотивированных движений, поправляет прическу, теребит галстук, дергает себя за ухо, крутит пуговицу. Эти жесты только отвлекают слушателей от существа речи, поскольку вместо того, чтобы следить за мыслью выступающего, аудитория с интересом следит за пуговицей: оторвет или не успеет. С такими жестами необходимо решительно бороться.