Manyakov.NET - Призывающая к действию речь - Manyakov.NET
Призывающая к действию речь

§104.Особенности жанров призывающей речи


§ 104. Призывающие к действию речи ставят целью воздействие на поступки слушателей. В них обязательно присутствует императивная модальность, и поэтому в классификации по форме взаимодействия с другими репликами все призывающие речи относятся к рубрике "ответ предполагается".

Призывающие речи ближе к аристотелевскому роду речей совещательных, рассуждающих о пользе и вреде, а также о способах достигнуть наилучшего решения: "Итак, ясно, что мы должны иметь в виду как желательное в будущем или как уже существующее в настоящем, когда уговариваем кого-нибудь, и что, напротив, когда отговариваем кого-нибудь, потому что второе противоположно первому. Так как цель, которую преследует совещательный оратор, есть польза, потому что совещаются не о конечной цели, но о средствах, ведущих к цели, а такими средствами бывает то, что полезно при данном положении дел, полезное же есть благо."[6, 33] Именно средства достижения цели, которая есть общественное благо, должны быть предметом призывающих речей в деловой сфере.

Аристотель указывает на две возможные цели "совещательных речей": "Дело речей совещательных — склонять или отклонять, потому что ораторы, произносящие речи публично, делают одно из двух [или склоняют, или отклоняют]."[6, 25] Однако в принятой нами классификации у призывающих речей может быть только одна цель — «склонять», то есть побуждать к совершению определенного действия. Если же в речи оратор ставил цель «отклонять», то есть побуждал не совершать какое-либо действие, то его речь должна быть отнесена к убеждающим, поскольку в результате аудитория не произвела никакого физического действия, а оратор лишь повлиял на ее мысли.

Среди призывающих к действию речей деление может быть произведено по степени интенсивности побуждения: речи с небольшой интенсивностью (совет, просьба, предложение) и речи с сильной интенсивностью (приказ, воззвание, ультиматум). Последние отличаются тем, что при их создании применяются дополнительные средства усиления императивной модальности. Причем некоторые жанры образуют пары, в которые входят жанры, похожие по всем признакам, кроме степени интенсивности: поручение — приказ, просьба — требование, приглашение — вызов.

О сущности этого рода речей можно сказать все то же, что и об убеждающих речах. Однако в этом случае все действия оратора должны быть более интенсивными и определенно выраженными, т. е. в них сильнее пафос. "Согласие в совещательной речи — это согласие действовать определенным образом в определенных целях, а присоединение — объединение в действии. Включение речи в деятельность требует от ритора особого внимания к пафосу, который необходимо поддерживать и развивать не только в процессе принятия решения, но в особенности в процессе его реализации."[18, 178–179]

Непременным элементом побуждающей к действию речи тоже является формулирование проблемы. Чем меньше аудитория задумывалась над вопросом, по которому выступает оратор, тем более яркими красками должна быть нарисована безвыходность ситуации, показана крайняя необходимость разрешения этой назревшей проблемы. Если сущность проблемы неясна слушателям, нельзя ожидать, что они откликнутся на речь. Например: "Вода — источник жизни. Именно поэтому обычно населенные пункты располагаются по берегам рек. Издавна люди заметили, что ежедневные водные процедуры омолаживают организм, помогают надолго сохранить бодрость и здоровье. Настало время вспомнить эту вековую мудрость. Мы приглашаем всех вас приобрести абонементы на посещение бассейна «Спартак», где вы сможете круглый год в удобное для вас время по одному часу три раза в неделю плавать и выполнять необходимые упражнения под руководством опытных тренеров. Если вам дорого ваше здоровье — мы ждем вас!" Это совершенно неудовлетворительная речь, которая не может привести к запланированному эффекту. Все слушатели, конечно, согласны с тем, что вода — источник жизни, однако из этого вовсе не вытекает, что нам при нашей крайней загруженности необходимо повесить на себя лишнюю обузу — посещение бассейна. Совершенно непонятно, почему сохранить бодрость и здоровье нельзя, принимая ежедневно прохладный душ в собственной ванне (что гораздо привлекательней, поскольку не требует дополнительных затрат, как материальных, так и физических). Кроме того неясно, от каких болезней можно избавиться, посещая бассейн. После переработки начало этой речи приобрело такой вид: "Дорогие коллеги! С сожалением я должна констатировать, что за последний год в нашем коллективе участились случаи стрессов и нервных срывов. Это вполне понятно, ведь нагрузка за это время выросла практически вдвое, а количество сотрудников осталось прежним. В этой ситуации нам необходимо позаботиться о своем здоровье самим, причем основное внимание нужно уделить укреплению нервной системы, которая страдает в первую очередь. Как же добиться этого, не прибегая к использованию дорогостоящих и подчас совершенно неэффективных импортных лекарств? Выход очень прост, и он известен человечеству с древних времен: необходимо подружиться с водой. Причем наилучший эффект дает сочетание водных процедур с разумной физической нагрузкой. Пассивное стояние под душем не приводит к желаемому результату. Нужно дополнять душ длительной физической зарядкой по утрам. Однако будем реалистами и скажем себе честно: встать утром на полчаса раньше и в гордом одиночестве махать гантелями и делать приседания способен далеко не каждый. В этой ситуации единственный выход — посещение бассейна, где под руководством опытных тренеров вы будете иметь возможность плавать и заниматься физическими упражнениями, подходящими вам по возрасту и состоянию здоровья. Именно поэтому дирекция заключила договор с бассейном «Спартак» и предлагает вам абонементы, по которым вы сможете один час три раза в неделю активно укреплять свое здоровье." Этот эскиз начала речи может быть доработан и усилен за счет описания вопиющих случаев нервной перегрузки сотрудников или описания неудовлетворительных результатов медицинского обследования невропатолога, что усилит остроту проблемы. Вторая часть такой речи — это описание того, что предлагается. Здесь слушатели должны получить максимально полную информацию о бассейне, тренерах, условиях тренировок, стоимости абонемента, дополнительных услугах, предоставляемых бассейном и т. п. Однако если я понимаю, что со здоровьем у меня не все хорошо, и согласна, что бассейн замечательный, то это совсем не означает, что я хочу в него записаться. Ведь пока ничего не сказано о том, каким именно образом посещение бассейна разрешит мои проблемы. Поэтому появляется третья часть речи, насыщенная эмоциональной аргументацией, где мне показывают эту связь. Здесь возможно перечисление положительных примеров людей, уже укрепивших свое здоровье с помощью водных процедур, описание своего положительного опыта или (в более рациональной аудитории) сообщение о результатах обследования врачом посещавших бассейн людей и т. д.

Важно следить, чтобы проблема — задача — тезис речи оказались тесно связанными, одно вытекало из другого. Так, если проблема: среди сотрудников увеличилось количество нервных заболеваний; то задача: побудить посещать плавательный бассейн; а тезис (и почему мы должны его посещать?): плавание — наиболее известный и надежный способ укрепления нервной системы и предупреждения нервных болезней.

Типичной ошибкой агитационных речей является нечеткое формулирование своей позиции и пути разрешения проблемы. Примером могут служить многочисленные предвыборные речи, большая часть которых посвящается формулированию спорного вопроса — в ней ругается ныне действующая власть. Однако какой выход видит оратор из этой ситуации и что для этого требуется — обычно забывают сообщить слушателям. Конечно, в предвыборной речи призывающая задача очевидна: нас побуждают проголосовать за кандидата. Гораздо хуже, когда эта ошибка встречается, например, в предложении. Тогда вместо анализа ситуации и указания на конкретный путь решения проблемы предлагают наладить, повысить и улучшить работу - то, что не указывает на конкретные формы и методы работы и не предполагает потом контроля за выполнением (как определить: "улучшили работу" или нет?). Иногда даже опытные риторы в качестве задачи побуждающей речи предлагают такую формулировку: "заставить задуматься о.…", что на самом деле приводит к проигрышной ситуации: слушатель задумался — и что дальше?

Особые сложности возникают у оратора в том случае, когда аудитория настроена по отношению к обсуждаемому тезису резко критически, имеет явно противоположное мнение. Совершенно ясно, что обычные приемы аргументации тогда оказываются неэффективными и даже могут приводить к результату, прямо противоположному тому, который ожидается оратором. Как же здесь следует поступить?

В этой ситуации оратор прежде всего должен проанализировать причину такого критического настроя аудитории. Если причина в плохом отношении к самому оратору — от речи лучше воздержаться и обдумать другие методы воздействия. Если же причина в неприятии идеи речи, необходимо по возможности точно выяснить ее суть. Например: преподаватель предлагает студентам купить новый учебник, но они не спешат. В чем причина? 1) У них нет денег; 2) в библиотеке есть другие учебники, которые кажутся студентам ничуть не хуже нового; 3) предмет представляется им не слишком сложным, и они надеются и так сдать его без лишних хлопот.

Следующий шаг — определение степени противодействия. Здесь следует задать себе вопрос: в какой степени сильна эта причина, можно ли ее преодолеть с помощью речи? Так, если студенты надеются на другой учебник, опытный преподаватель легко сможет аргументировать преимущества нового издания, его незаменимость при сдаче экзамена. Но если причина — в отсутствии денег, никакие речи не изменят положение. Аналогично: вы призываете слушателей сделать прививку от гриппа, но у них аллергия на вакцину; вы призываете членов бригады перейти на двухсменную работу, но в составе бригады молодые женщины, у которых некому забирать детей из садика, — эти причины нельзя преодолеть при помощи речи.

После того как причина сопротивления установлена и оценена как преодолимая с помощью речи, формулируем задачу речи, направленную на преодоление этой причины, и связанный с ней тезис. Например, вы разработали план реорганизации отдела и настаиваете на его принятии, но сотрудники отдела активно сопротивляются. В чем причина? Если причина в инертности мышления, основной упор необходимо сделать на выгодах и преимуществах, которые они получат в результате реорганизации, — "реорганизация отдела необходима для того, чтобы освободить сотрудников от лишних функций и дублирования операций, облегчить их работу". Если причина в том, что они боятся в результате реорганизации попасть под сокращение, важно заверить их, что этого не произойдет, — "реорганизация отдела приведет к оптимизации нашего труда, что позволит, наконец, выделить часть сотрудников для работы с корреспонденцией и составления архива". Если причина в том, что они не хотят переучиваться, что неизбежно потребуется в ходе реорганизации, следует обратить особое внимание именно на полезность для них обучения — "курсы повышения квалификации, которые вам предстоит пройти в процессе реорганизации отдела, позволят вам стать более квалифицированным работником, более ценимым и уважаемым руководством, что в дальнейшем позволит вам не бояться всяких сокращений и увольнений" и т. д.

В ходе этого этапа особое внимание уделяем разъяснению важности мероприятия именно для слушателей. Руководители часто допускают ошибку, обосновывая главным образом необходимость мероприятия для предприятия, что совершенно неэффективно, тем более, что сотрудники не являются хозяевами предприятия и личные интересы ставят всегда превыше производственных. Именно поэтому, если оратор собирается обосновать необходимость перехода бригады на двухсменную работу, то это не может быть объяснено тем, что за простой оборудования предприятию приходится много платить. Гораздо эффективней рассказать о том, как повысится зарплата работников за счет экономии средств, или в крайнем случае о том, сколько свободного времени у них окажется, насколько свободнее станет в рабочем помещении и во сколько раз удобнее станет работать.

Итак, 1) доказательство того, что это очень важная проблема, подлежащая немедленному решению (если мы немедленно не изменим структуру нашего учреждения, то, может быть, завтра все пополним ряды безработных); 2) подчеркивание того факта, что эта проблема важна именно для этой аудитории (в вашем подъезде уже ограбили две квартиры, если вы немедленно не заведете собаку, вы окажетесь третьим); 3) демонстрация выгод и преимуществ, которые получит аудитория от решения данной проблемы (если вы закончите курсы иностранного языка, то сможете получить более престижную работу, связанную с командировками в другие страны).

Следующий шаг — разработка аргументации речи. Нечего и говорить, что она должна быть максимально насыщена топосами всех видов. Забота об интересах и вкусах аудитории выступает здесь на первый план. Например, если оратор хочет побудить студентов выйти на субботник и убрать территорию вокруг института, то совершенно неэффективен аргумент: дворник уволился, убирать некому, вокруг так грязно, что стыдно перед чужими людьми. Совсем другое впечатление произведут такие аргументы: 1) многие студенты жалуются, что к институту невозможно подойти, не испачкав обувь, приходится ходить в грязных туфлях. Чтобы не портить свою обувь предлагаю всем выйти и засыпать лужи; 2) вчера студентка первого курса поскользнулась около института на льду и сломала ногу. Призываю всех юношей выйти и засыпать лед песком, не дожидаясь, пока все девушки станут калеками.

При этом в речи должно быть много формул согласия с проблемами и сложностями аудитории: эти проблемы нельзя отметать как несущественные, неважные, к ним нужно относиться с уважением, ср.: "Я понимаю, что вы самые занятые…", "Конечно, вам будет нелегко перестроиться…", "Разумеется, это будет сложно, но.…" и т. п.

Если оратору известно, что слушатели придерживаются противоположной точки зрения, нельзя прибегать к прямой и открытой аргументации. Возможно, он рассмотрит лишь второстепенные аспекты темы, не вызывающие особого разногласия; возможно, вообще ограничится информационной неэмоциональной речью, способной лишь зародить сомнения в душах слушателей. Разновидностью тактики построения речи в этом случае является и косвенная аргументация, которая обращается к одному адресату, но имеет в виду воздействовать совсем на другого, пассивно присутствующего при разговоре. Примером такой аргументации являются всевозможные теледебаты, в которых участники обращаются друг к другу, но имеют в виду воздействие на телезрителей.

Для уменьшения критического настроения в аудитории применяется и прием предупреждения, состоящий в том, что оратор сам высказывает возможные возражения и сомнения по поводу своего тезиса в форме удобной для него, не дожидаясь, пока эти возражения будут высказаны оппонентами в форме, удобной для них. Ср.: "Председательствующий объявил о начале доклада. — Я не назвал бы свое выступление докладом — медленно и четко сказал Гарин. — Проходя по залу, я слышал некоторые высказывания обо мне и будущем выступлении. Одни, наиболее молодые, говорили, что с удовольствием послушают, как высекут зазнаек и мазилок. Другие, постарше, заявили, что я пришел сюда не для того, чтобы учить, сечь или быть разгромленным. Мне думается, тут не митинг политических противников, не судьбище и не стадион. Я рассчитываю здесь подумать над труднейшими вопросами человеческой природы вместе с умными и жаждущими познания людьми. Может быть, впервые за всю историю человечества наука дает возможность решать эти вопросы." (И. Ефремов)

Если слушатели все-таки не согласились с оратором, ни в коем случае нельзя осуждать их за это — ведь нам и дальше предстоит работать вместе, зачем же портить отношения.

Перечисленные приемы вполне допустимы и согласуются с этикой оратора. В то же время в логике имеется целый набор спекулятивных приемов воздействия на аудиторию. Они были подробно проанализированы в книге А. Шопенгауэра "Эристика или искусство побеждать в спорах" [112] и сводились к описанию способов обмана критически настроенной публики. Такие приемы, конечно, не должны проникать в ораторскую практику.


§105. Предложение


§ 105. Речь-предложение может быть использована в рамках макрожанра речь в прениях, но может употребляться и самостоятельно. В первом случае этот жанр существенно отличается от совещательной речи типическим элементом содержания — описанием механизма конкретных мероприятий по решению проблемы. "Предложение выступает в качестве побудительного основания для действий, которые должны быть объяснены, организованы, распределены во времени и по исполнителям."[18, 178]

Предложение всегда произносится в рамках официального собрания, поэтому роли участников четко определены: оратор — это участник собрания с правом голоса, при этом его более или менее высокий статус не акцентируется (руководитель может выдвинуть предложение на тех же условиях, что и рядовой член — в противном случае это уже не будет предложение) Специфика аудитории состоит в том, что она правомочна принять решение по обсуждаемому вопросу.

Предложение существует в двух совершенно разных вариантах, выбор которых зависит от того, оценивается ли речь как инициативная или конвенциальная.

1. Инициативное предложение предполагает, что собрание не обязано рассматривать предлагаемый вопрос, не задумывалось о важности поднимаемой проблемы, имеет право отказаться от рассмотрения вопроса. В этом случае речь имеет ярко выраженный призывающий к действию (агитационный) характер.

Такая речь должна строиться по схеме, описанной в предыдущем параграфе. Она обязательно начинается более или менее развернутым формулированием проблемы, причем поскольку призывающие к действию речи более интенсивны, чем убеждающие, предложение предполагает сначала более подробное, аргументированное, часто эмоциональное обоснование важности затронутого вопроса. Важно отметить, что проблема должна быть четко сформулирована оратором и актуальна именно для данной аудитории. Чем менее задумывалась аудитория над необходимостью ее разрешения, тем более эмоциональной и личностной должна быть эта часть Ср., например, как депутат И.А. Шашвиашвили начинает предложение о внесении в повестку дня Съезда вопроса “О военной доктрине и положении в Вооруженных Силах Российской Федерации”: "Уважаемые народные депутаты! На наш взгляд, определяя повестку дня Съезда, мы не имеем права обойти стороной такой важный на сегодняшний день вопрос, как положение, которое складывается в армии России. Развитие событий в Вооруженных Силах вызывает сегодня особенную тревогу. Это связано и с резким падением боевой готовности войск, и с повальным уходом из войск офицерского состава и с расцветом коррупции в армейской среде и с недопустимым падением воинской дисциплины. Но главное, что вызывает самую сильную озабоченность, — это то, что волей нынешнего военного руководства в армии набирает силу тенденция превращения ее в антидемократический, полицейский механизм, слепое орудие неконтролируемых проявлений. Сегодня в армии уже разрушены все демократические институты, разогнаны офицерские собрания. Их лидеры в массовом порядке увольняются из рядов Вооруженных Сил под различными предлогами. В войсках устанавливается жесткое беззаконие, идут преследования за попытку раскрыть глаза общественности на действительное положение дел в Вооруженных Силах. В массовом порядке нарушаются права человека".

После этого оратор переходит к формулированию конкретного пути выхода из создавшегося положения, причем обязательно должен быть прописан механизм его осуществления, находящийся в компетенции слушателей. Ср., например выступление в Государственной Думе: "Чтобы прекратить это безумие, необходимо внести в закон "О соглашениях о разделе продукции" такие кардинальные изменения, которые бы исключили малейшую возможность заключения Россией кабальных соглашений и отбили у фирм-однодневок какие-либо надежды поживиться за наш счет, как это удалось австралийской фирме «Стар» с нашим крупнейшим золоторудным месторождением "Сухой Лог". А таких, мягко говоря, "иностранных инвесторов" крутится в России, по данным компетентных источников, около 85 %… Исправить все это, конечно, можно через Конституционный Суд РФ, полностью отменив принятый ранее закон, а можно сделать сейчас путем внесения изменений и дополнений в закон о СРП, что и предлагается в моем законопроекте… В моем законопроекте предлагаются следующие важные нормы: 1) Разработка условий конкурса и подготовка проекта соглашений должны проводиться в государственных экономических институтах за государственные деньги с последующей компенсацией этих расходов инвестором. Нельзя допускать, чтобы будущий пользователь сам себе устанавливал условия или напрямую финансировал работы. Нельзя поручать такое серьезное дело какой-то межведомственной комиссии, члены которой не могут быть привлечены к ответственности по прошествии времени. 2) Ограничение запасов полезных ископаемых, предоставляемых на условиях раздела, в целях обеспечения интересов национальной безопасности. Например, предлагается для стратегических видов минерального сырья ограничиться 10 % разведанных запасов, а для других видов — 20 %". (В.П. Зволинский)

Последняя микротема предложения может быть посвящена описанию выгод и преимуществ, которые получит аудитория, если осуществит предлагаемое. В тех случаях, когда речь не идет о непосредственной заинтересованности аудитории, а касается интересов общества, в заключительной части подводится итог сказанному, подчеркивается важность и неотложность предлагаемых мер. "Экология наряду с экономикой и национальными отношениями стала одной из главных болевых проблем страны. Мы считаем, что комплекс мер, кратко обозначенный в этом выступлении, ознаменовал бы важный шаг в резком улучшении экологической обстановки. Если воздухом нельзя дышать, воду нельзя пить, а пищу нельзя есть, то все социальные проблемы теряют свой смысл. Если мы не решим экологическую проблему, ставятся под вопрос и строительство жилья, и выполнение Продовольственной программы. Решение экологических проблем исключительно важно еще и с политической точки зрения, так как это ведет к консолидации общества. И “левые”, и “правые” за то, чтобы немедленно решать экологические проблемы. А мы обязательно должны искать пути консолидации нашего общества." (А.В. Яблоков)

В инициативном предложении используются как рациональные, так и эмоциональные аргументы всех типов. Ср., например, как В.И. Гольданский для подтверждения своей мысли употребляет исторические иллюстрации: "Монополией на истину не обладает ни большинство, ни меньшинство. По Евангелию именно большинство кричало: “Распни его!” Полвека назад у нас в стране большинство гневно требовало смерти безвинно судимых позорными судилищами. Большинству легче, конечно, перекричать меньшинство. Хотя и меньшинство тоже бывает подчас достаточно крикливым"; психологический довод: "И весь мир становится свидетелем проявления нетерпимости к чужому мнению, шиканья, криков, хлопанья в ладоши, чуть ли не топота, иногда личных оскорблений, звучащих в этом зале. И мы сами роняем этим свой депутатский авторитет и авторитет всего Съезда", оценки.

2. Конвенциальное предложение предполагает, что собрание не может отказаться от обсуждение заявленной проблемы, что оно связано по этому поводу определенными обязательствами. Слушатели не противодействуют решению проблемы, а хотят ее решить, специально собрались для обсуждения вариантов решения и ищут их. В этом случае неуместны эмоциональные элементы, обычные для первого варианта, речь должна быть сугубо деловой и рациональной. Такое предложение имеет вид информационной речи (подтип мнения).

Во вступлении к этому варианту жанра предлагается описание ситуации, которая повлекла необходимость выдвижения предложения: "Уважаемые депутаты! Вашему вниманию представляется проект федерального закона о воинской обязанности и военной службе, который рассматривается во втором чтении. Действующий закон был принят в феврале 1993 года, но уже в июне началось массовое внесение поправок к этому законопроекту. 16 ноября 1994 года рассматриваемый законопроект был принят в первом чтении прежней Думой. Но прежняя Дума не сумела довести этот законопроект до конца, и это предстоит сделать нам." (М.В. Сурков) Или: "Уважаемые коллеги! Буквально на днях было заседание Правительства, где резкой критике подверглись все негосударственный внебюджетные фонды, в том числе и Фонд социального страхования, которому мы этим законом хотим передать функции, чтобы он выступил в качестве страховщика. Экспертный совет по страхованию Государственной Думы и Всероссийский союз страховщиков сейчас представили вам документ с отрицательным заключением по поводу этого закона. Он перед вами, у вас имеется". (В.А. Тарачев)

Основная часть может начинаться с описания истории вопроса: "Первоначально Комитетом по обороне обобщено 344 поправки к законопроекту. Из низ 171 поправка принята, 173 отклонены. Законопроект с указанными поправками был подготовлен к рассмотрению Государственной Думой во втором чтении еще в октябре прошлого года. Трижды он включался в порядок работы и не рассматривался по различным причинам. 6 декабря прошлого года в адрес Геннадия Николаевича поступило письмо Президента РФ: доработать законопроект с учетом его предложений. Была создана рабочая группа, куда вошли все представители — и Президента, и Министерства обороны, и всех силовых структур. Президент прислал 139 дополнительных поправок. Из них 80 мы приняли, 59 отклонили. 17 апреля законопроект был направлен Президенту и в Первое управление Аппарата Госдумы. Полученные замечания учтены. Законопроект поддерживается Правительством РФ (работали его представители). Главное государственно-правовое управление, господин Орехов в очередной раз накануне нашего заседания прислал два своих замечания". (М.С. Сурков)

Однако чаще всего основная часть предложения состоит из рационального обоснования целесообразности того варианта, который предлагается. Здесь важно отметить, что аудитория совершенно не обязательно является конструктивной — многие предложения на собраниях и в Думах отклоняются, однако оратор все равно не может прибегнуть к эмоциональным аргументам, давить на психику, если не хочет выглядеть не попавшим в жанр.

Речь заканчивается формулированием сути предлагаемого. После этого по желанию оратора возможны краткие указания на исполнителей, особые условия и варианты принятия и т. п.

Смешение этих вариантов предложения приводит к тому, что оратор не добивается того результата, на который рассчитывает, обрекает себя на риторическую неудачу. При этом если в конвенциальной аудитории оратор начинает произносить инициативную речь «агитировать», то он просто выглядит смешно, раздражает слушателей ненужным пафосом. Гораздо более серьезной ошибкой представляется случай, когда в инициативной ситуации оратор пытается произнести конвенциальную речь. При этом вполне могут сохраняться все композиционные части, присущие первой разновидности жанра, однако они имеют безэмоциональный констатирующий характер. Ср., например: “Уважаемые товарищи депутаты! Я хочу привлечь ваше внимание к одной проблеме. На мой взгляд, те сложности, которые у нас сейчас возникли при выдвижении кандидатур по национально-территориальным округам в Совет Национальностей, происходят оттого, что мы пытаемся совместить вещи по сути своей несовместимые, а именно выборы и делегирование. Если сохранить тот порядок, на котором мы сейчас остановились, то есть республика определяет 11 кандидатов на 11 мест, то выборы Съезда обращаются в фикцию. С другой стороны, необходимо, естественно, предусмотреть суверенные права республик. На мой взгляд, из этой ситуации можно выходить следующим образом: обязать каждую делегацию, республику выдвигать как минимум двух кандидатов на одно место в Совет Национальностей, что позволит и Съезду, со своей стороны, тоже проводить выборы, не сводя все это дело к пустому назначению, которое нам в прошлом достаточно дорого обходилось.”(А.Г. Костенюк) Здесь тоже есть формулировка проблемы (на Съезде возникли сложности по выдвижению кандидатур в Совет Национальностей), ее оценка (подменяем выборы делегированием), намечено конкретное решение проблемы (обязать республики выдвигать двух кандидатов на одно место), показаны выгоды и преимущества (это позволит провести полноценные выборы, не сводя дело к пустому назначению, которое нам в прошлом достаточно дорого обходилось). Вместе с тем здесь нет прямого призыва к совершению действия слушателями, речь не содержит указаний на крайнюю безысходность ситуации, что обязательно в инициативном варианте. Однако в ситуации Съезда аудитория не могла быть оценена как конвенциальная, из самой речи видно, что слушатели не задумывались над поставленной проблемой, а для преодоления инерции восприятия простого указания на проблему явно недостаточно. Поэтому использование этот варианта было очевидной ошибкой — оратор не мог быть услышан и поддержан.

Основными недостатками речи-предложения обычно бывают следующие:

1. Нечеткое описание механизма осуществления предлагаемого действия: всевозможные варианты формулировки "повысить, наладить и улучшить работу" — что не может быть осуществлено в принципе, и аудитория не может потом проконтролировать, выполнено ли это предложение. В этом случае даже если идея сама по себе правильная и ценная, она пропадает невостребованной. Так, если на собрании института оратор говорит о том, что студенческая жизнь стала весьма однообразной, и предлагает уделять больше внимания организации культурных мероприятий, то такая речь может быть названа в зависимости от конкретной формы критикой, замечанием и т. п., но не предложением. (Ср. обязательный элемент предложения: "Предлагаю ввести должность проректора по культурно-массовой работе и назначить на нее А.И. Сидорова, который показал себя как способный организатор, как человек, умеющий увлечь студентов". Или: "Предлагаю, чтобы наш институт вступил в Совет, образованный молодежным центром. Конечно, придется заплатить вступительный взнос, но зато в дальнейшем студенты смогут принимать участие в вечерах, концертах, КВНах, проводимых Советом, и не чувствовать себя оторванными от студенческой культурной жизни города".)

2. Слишком длинная констатирующая часть, где не все мысли подводят к необходимости осуществить предлагаемое. Т. е. основная часть строится по принципу мнения или речи в прениях, но заканчивается как предложение, что неправильно, поскольку в этом последнем жанре все элементы содержания с самого начала должны быть направлены на выработку представления о необходимости предлагаемого.

3. Основная часть (особенно это распространено в инициативной речи) строится в форме критики, описывается вред сложившегося положения дел и польза от изменения его, в то время как необходимо говорить о полезности для дела определенных мероприятий — того, что предлагается для исправления ситуации и разрешения проблемы. Вместе с тем наличие излишне объемных, не связанных напрямую с тезисом, критических микротем в предложении — весьма часто встречающееся явление.


§106. Рекламная речь


§ 106. Рекламная речь. В условиях рыночной экономики этот жанр становится одним из самых распространенных среди призывающих речей. Однако чаще всего наша аудитория имеет дело с радио- и телевизионными рекламами, специфика которых состоит в чрезвычайной краткости (ведь рекламодатель платит за каждую секунду рекламы) и связанной с ней повышенной яркостью и образностью речи. Вместе с тем рекламная речь может иметь и более традиционную форму, используемую за пределами средств массовой информации.

"Рекламу можно определить как информацию людей и воздействие на них всевозможными способами для создания широкой известности чему-либо или кому-либо, оповещение о потребительских свойствах товаров и преимуществах различных видов услуг с целью их реализации и формирования на них активного спроса, о примечательных событиях экономической, культурной, политической жизни с целью вызвать деятельное участие в них людей. Таким образом, объектом рекламы могут быть не только товары, услуги, зрелища, но и политические акции, т. е. митинги, шествия, политические выборы и т. д."[50, 318]

Реклама — ярко выраженный инициативный жанр, требующий поэтому активных действий по привлечению внимания аудитории. "Реклама должна быть наступательной, вызывать непроизвольное внимание, которое определяется как сосредоточение сознания на объекте (в нашем случае — на тексте рекламы) в силу особенности этого объекта как раздражителя."[50, 324]

Для рекламы очень важно правильно определить характер предполагаемой аудитории. Прежде всего определяем, предназначается ли она организациям (торговые и производственные фирмы, государственные и общественные организации, научно-исследовательские учреждения и т. п.) или просто потребителям. Но и в последнем случае реклама будет гораздо эффективнее, если ее адресуют не "широким потребительским массам", а определенной категории слушателей. Даже если это очень распространенный товар, в рекламе лучше ограничиться адресацией к наиболее перспективной группе покупателей. Ср. в телевизионной рекламе мыла (товар, нужный абсолютно всем): "Мыло «Камей» — неотразимое искусство обольщения" — молодым девушкам, ""Сейвгард" и вы на защите семьи" — матерям семейства и т. п. Чаще же всего адресат задается характером рекламируемого товара: модные бритвенные приборы — молодым мужчинам, памперсы — заботливым матерям, новое удобрение — садоводам и т. п. Такая суженная адресация необходима для того, чтобы точнее учесть ценностные ориентиры аудитории для построения действенного топоса.

Задача рекламы потребителям и рекламодателям представляется совершенно по-разному. Потребитель хочет видеть в рекламе как можно более объективную информацию о продукции, ее свойствах и назначении. Рекламодатель ставит целью побудить аудиторию покупать предлагаемый товар, люди должны захотеть это сделать даже если изделия вполне обычные и не обладают заметными преимуществами. Очевидно, что как те, так и другие задачи вполне достойны уважения, и реклама в целом может быть признана хорошей только в том случае, если учитывает интересы обеих сторон. Именно поэтому хорошая реклама должна обязательно сочетать в себе как рациональную, так и эмоциональную аргументацию.

Для рекламы чрезвычайно важен вопрос КАК? поскольку она должна пробиться к слушателю и зацепить его внимание. "Штампованность, стандартность, монотонность текста рекламы могут понижать устойчивость и концентрацию внимания. Наше сознание скользит по стандартному тексту, хотя речевой стандарт, используемый в качестве легко воспроизводимого в определенных условиях и контекстах готового оборота или словосочетания, может образовывать и конструктивную единицу, сохраняющую свою семантику. Положительная сторона стандарта заключается в том, что он чаще всего соответствует психологическим стереотипам как отражению в сознании часто повторяющихся явлений действительности и поэтому легко воспроизводится, в результате чего облегчается процесс коммуникации и происходит экономия усилий и времени для пишущего и читающего рекламу. Например, в качестве стандарта используются такие словосочетания, как Наш телефон…; Пользуйтесь услугами…; Телефон для справок…; Адрес ателье…; Справки по телефону…; Магазин открыт ежедневно… Но такие стандарты в рекламе ограничены. Речь, таким образом, идет об отдельных стандартных сочетаниях. Стандартный текст менее действен, чем текст экспрессивный."[50, 324–325]

Существующая литература обычно предлагает советы по построению только коротких рекламных текстов: газетных объявлений, телевизионных реклам и т. п. Развернутая рекламная речь не может полностью соответствовать подобным рекомендациям, однако некоторые особенности рекламных объявлений могут быть использованы и в большой речи. Прежде всего, всю рекламную продукцию объединяет главный принцип построения рекламы: "Выделяют четыре этапа воздействия рекламы: привлечь внимание потребителя, убедить его в необходимости воспользоваться призывом рекламы, заставить его запомнить основную мысль рекламы и прибегнуть к ее рекомендациям."[50, 326] Однако конкретная реализация каждого этапа в большой речи окажется иной, чем в объявлении. Так для объявления одним из главных элементов считается рекламный лозунг — "ударная строка в композиции, которая способна мгновенно восприниматься и запоминаться, она выделяет рекламный текст из моря других."[50, 326] В полной речи к этому элементу прибегают крайне редко, а его роль выполняется развернутой вступительной частью с аналогичной задачей. Ср., примеры из цитированной работы: "Вы хотите научиться вести банковское дело так, как это умеют в Швейцарии? У вас появилась такая возможность! (реклама консультативно-методического семинара по проблемам организации и функционирования коммерческих банков) или: "Ваш сон никто не нарушит, если…", "Вы хотите продать квартиру? Мы предлагаем самые высокие цены". Нетрудно заметить, что в таких лозунгах формулируется проблема, которая стоит перед потребителем и которую предлагает решить рекламодатель. Именно с формулирования проблемы должна начинаться и любая агитационная речь, что для рекламы представляется особенно жестким правилом. Ср.: "Сегодня, в наш век скорости и прогресса, когда существует множество возможностей приятно и с пользой провести время, и хочется успеть все — нам часто не хватает времени. Я сама была студенткой пару лет назад и знаю, как трудно совместить подготовку к экзаменам, общение с друзьями, посещение любимой секции и чтение художественной литературы. Но сегодня из этого положения есть выход. Наша фирма поможет вам справиться с этой проблемой. (Н. Рябец)"

Нельзя не согласиться с рекомендациями для построения двух следующих частей рекламного объявления: "В содержании — основной части текста — говорится о достоинствах рекламного объекта, приводятся аргументы в его пользу, которые убеждают потребителя последовать призыву рекламы. Заключение призвано закрепить основную мысль, рассеять сомнения, которые могут возникнуть у потребителя, окончательно убедить его в справедливости всего изложенного. В нем даются также этикетные формулы вежливости типа "Мы рады вам"; "Мы благодарим вас за внимание"; "Мы всегда с вами", несомненно приятные потенциальному потребителю, а также адрес и телефоны."[50, 328] Вместе с тем для рекламной речи этого явно недостаточно, общее пожелание о структуре должно быть дополнено конкретными рекомендациями по разработке аргументации речи, которая начинается с изыскания основного топоса.

Поиск топосов в рекламной речи распределяется по двум основным направлениям. Первое касается личности покупателя, его вкусов и потребностей. Наиболее перспективными обычно оказываются следующие идеи:

Подражательность, мода, консерватизм. В низкоинтеллектуальных и эмоциональных аудиториях стоит прибегнуть к аргументам, базирующимся на склонности делать как большинство. В этом случае основным типом довода станет перечисление авторитетных и известных людей, которые приобрели рекламируемый товар.

Стремление выделиться. В этом случае речь идет о желании человека как-то выделиться на общем фоне и чем-то отличаться от других. Например, оратор говорит о том, что в магазине продают ширпотреб, массовый товар не может быть элитным, и только наша косметика покажет ваш вкус и высокий уровень жизни, подчеркнет уникальность и т. п.

Стремление к новизне. Существует много людей, привлекаемых неизвестным, неожиданным, захваченных новаторскими идеями; желающих обновить свои приобретения или отношения. Новые товары удовлетворяют их потребность в перемене, и задача оратора в том, чтобы подчеркнуть оригинальность нового предмета.

Второе направление касается качеств рекламируемого товара:

Прочность, надежность, безопасность. Люди часто боятся новых товаров, так как они могут оказаться недолговечными или вредными для здоровья, в конце концов, просто подделками. Поэтому одна из микротем речи обязательно должна быть посвящена преодолению этого опасения. В ней рассказываем о том, какая солидная у нас фирма, как давно и успешно она процветает на рынке, с какими известными партнерами (клиентами) она имеет дело и т. п. Описание репутации у потребителей и мнения постоянных клиентов дополняются указанием на безопасный и эффективный состав, проведенные лабораторные испытания, гарантийные обязательства и т. п.

Комфорт, удобство. К этому типу аргументов более восприимчивы люди с практическим, рациональным складом характера. В этом случае оратор говорит о тех преимуществах, которые ожидаются от товара: его легко содержать в порядке, он удобен в обращении, не громоздок, не занимает много места, легкий и т. д., а в случае с косметикой: совмещает три функции в одном, предлагается в удобной экономичной упаковке, имеет улучшенную кисточку и т. п. Необходимо проявить изобретательность, рисуя картину тех благ и преимуществ, которые получат слушатели от предложенного предмета или товара

3. Экономичность. Показ материальных выгод и преимуществ, подчеркивание того, что за ту же цену в нашем случае вы получаете более качественный и добротный товар, чем в других местах, может оказаться беспроигрышным аргументом (прагматический топос). В реальной практике этот топос встречается чаще всего и является наиболее важным и действенным.

Здесь важно помнить, что при изыскании топоса речь должна идти о причинах, побуждающих человека покупать именно рекламируемый товар. Поэтому не представляются правомерными такие, например, рассуждения: "Могут быть иные мотивы. Например, любовь — я хочу купить своей жене (если, конечно, имеются деньги!) модную и дорогую шубу. Могут быть мотивами ревность, зависть, страх."[50, 325–326] Любовь человека к своей жене — вовсе не основание для того, чтобы купить шубу именно нашей фирмы именно в нашем магазине. Его любовь — это только предварительное условие, которое дает основание бороться за него как за покупателя.

Далее в соответствии с двумя сторонами задачи рекламы разрабатываем две стороны аргументации. Для рекламы, как ни для какого другого жанра, важны риторические доводы. Они составляют основу аргументации, однако обязательно должны подтверждаться логическими доводами, которые не дают рекламе превратиться в чистое внушение. В рекламах, которые адресуются рядовым потребителям, именно эмоциональная привлекательность рекламируемого товара должна быть на первом месте, а уже затем следует позаботиться о том, чтобы он осознал его выгоды и преимущества. Рациональная часть особенно важна в тех случаях, когда реклама адресуется организациям: фирмам, оптовым покупателям и т. п.

Риторическая сторона аргументации строится обычно на оценочных аргументах, наиболее употребительных именно в этом жанре. Важно однако помнить, что очень часто бывает недостаточно просто указать, что товар хорош (или даже очень хорош). Оценки типа великолепный, красивый, дешевый и т. п., хотя и допустимы в рекламе, оказываются малоэффективными. Если речь идет об обычном, известном предмете, весьма действенными могут оказаться аргументы, показывающие его с неожиданной стороны. Так, удачной следует признать аргументацию рекламной речи об импортном мороженом (см. Приложение), где говорится не о том, что оно вкусное, питательное, полезное и т. д. (что все и так знают): его нужно покупать, во-первых, поскольку оно дает возможность познать совершенно необычные, не известные раньше вкусовые ощущения, а во-вторых, потому что оно переносит нас в детство.

Поскольку в рекламе прямой призыв покупать предлагаемый товар часто переводится в сверхзадачу, необходимо использовать специальные средства реализации такого коммуникативного намерения. Наиболее простым приемом для этого является уклонение от использования форм второго лица. Оратор не говорит: "Ты должен это сделать", а сообщает о том, каких хороших успехов добился кто-то третий, кто сделал это, или рассказывает о своих чувствах и поступках, ср.: "Возвращаясь к коммуникации "ты и я", можно отметить, что она часто встречается в литературе пропагандистского характера. В принципе она связана с конативной функцией языка, но случается, что эта функция оказывается замаскированной в выражении, которое на первый взгляд имеет экспрессивную функцию и в котором «я» замещает ожидаемое второе лицо. В свое время в США лозунги "Голосуйте за Эйзенхауэра" или "Ты должен голосовать за Эйзенхауэра" одинаково трансформировались в лозунг "Я люблю Айка". Ясно, что многочисленные отправители этого сообщения вовсе не ограничивались выражением своего мнения. Они обращались к миллионам своих слушателей, чтобы заставить их думать таким же образом. Говоря «я», они подразумевали «ты» и полагались на психологию масс, надеясь, что все «ты», затронутые данным сообщением, идентифицируют себя с его субъектом."[28, 293] Легко вспомнить многочисленные примеры этого приема из телевизионной рекламы, когда нам рассказывают, как быстро он выздоровел, употребляя это лекарство, и каких замечательных результатов она достигла, стирая именно этим порошком.

К основным ошибкам при построении рекламы можно отнести следующие:

1. Аргументация строится исключительно на рациональных доводах. Это ошибка начинающего оратора, который считает, что стоит объяснить аудитории, как хорош товар, и успех будет достигнут. Однако это заблуждение. Реклама должна преодолевать инертность и пассивность слушателей и поэтому обязательно обращаться к эмоциям.

2. Противоположная ошибка состоит в использовании исключительно эмоциональных аргументов, в превращении рекламы в чистое внушение.

3. Неправильно найден топос: он не отражает действительных потребностей именно этой аудитории: "ВИЛАН-405 — заливочный полужесткий пенопласт светло-желтого цвета. Водо- и воздухонепроницаемый, эластичный, что позволяет ему воспринимать все температурно-влажностные деформации, возникающие в процессе эксплуатации. Конструкции стыков с этим материалом ремонтнопригодны. Его применение разрешено Минздравом без ограничений. Применение пенополиуританов позволяет увеличить срок службы стыков до 40 лет без ремонта, что в 5 раз больше, чем срок службы стыков из традиционных материалов." Речь предназначена для строителей, но перечислены преимущества, которые получат будущие жильцы и организации, ответственные за ремонт и эксплуатацию домов, что недопустимо в серьезной речи.

При построении аргументации рекламной речи важно помнить и о тех этических ограничениях, которые имеются для этого жанра. Самое главное и самое актуальное требование состоит в том, что сообщаемые в рекламной речи сведения должны быть абсолютно достоверны. Нельзя приписывать продукции свойства, которых на самом деле у нее нет. Нельзя умолчать о вредных побочных явлениях, сопровождающих применение рекламируемого товара и т. п. Примером недобросовестной рекламы подобного рода являлась телереклама «панадола», который объявлялся эффективным и безопасным жаропонижающим средством. Однако врачи утверждают, что «панадол» содержит неочищенный парацитомол, который способствует разрушению печени, и следовательно, это лекарство не может быть названо безопасным.

Из других приемов неэтичного построения аргументации в рекламе следует отметить два случая: 1) Опорочивание продукции конкурентов. В рекламной речи можно как угодно пышно расхваливает свой товар, но нельзя ругать продукцию конкурентов. Именно поэтому в речи не должно быть указаний на плохое качество и неэффективность кремов, лекарств и т. п. других фирм. Это требование часто нарушается в телерекламах, где можно встретить утверждения о безоговорочном превосходстве своего моющего средства над "обычным порошком" или "обычным чистящим средством", высмеивание зубных щеток другой формы, не похожих на нашу и т. п. 2) Опорочивание людей, не пользующихся нашей продукцией. Сюда относятся случаи, когда в рекламной речи с презрением рассказывают о людях, не пользующихся рекламируемым товаром: какая у них морщинистая кожа, плохой цвет лица, какие ужасные прыщи и т. п. Примером этого приема в телерекламе может служить сюжет о корме «чаппи»: собака, которая не ест «чаппи», вялая и больная, в то время как собака, употребляющая «чаппи», здоровая и веселая. О необоснованности подобного сравнения говорит тот факт, что собаки живут с людьми уже несколько тысяч лет, все это время они обходились без «чаппи» и всегда были веселы и здоровы.


§107. Обращение


§ 107. Обращение.Обращение — весьма частотный в нашей общественной практике жанр. Этим термином часто называют любую официальную призывающую речь. Однако обращение имеет свои жанровые черты, закрепленные в нашей речевой традиции и продиктованные официальной ситуацией, статусом говорящего (официальное уполномоченное лицо), статусом адресата ("не-подчиненный"), целью побудить слушателей к определенным действиям в соответствии со сложившимися обстоятельствами. Таким образом, обращение — это официальная речь, в которой в интенсивной форме (в отличие от просьбы) высказывается развернутый аргументированный призыв к общественно-значимым действиям (в отличие от побуждения) и которая предназначена для аудитории, не находящейся в отношении прямого подчинения оратору (в отличие от приказа). Именно поэтому обращение не может ограничиться лишь перечислением (как в приказе) действий, которые нужно совершить, а должно содержать развернутую аргументацию необходимости совершения действия для самих слушателей и его общественную полезность.

Рассмотрим специфику этого жанра на примере предвыборного обращения.

В этом варианте особенно важно точно представить свою аудиторию, наиболее перспективную группу людей, способных поддержать кандидата, обращаться не к "широким народным массам", ко всем избирателям, а иметь в виду именно свой конкретный электорат, сказать нечто, что окажется топосом именно для него. Поэтому ораторы, которые обещают и повысить пенсии, и бороться с преступностью, и построить на селе дороги, и улучшить положение науки и т. д., скорее всего окажутся не нужными никому. Следовательно, молодому человеку, выдвинутому в кандидаты молодежной организацией, лучше говорить о проблемах и нуждах молодежи, просить поддержки именно у младшей части избирателей; представителю блока «Яблоко» разумнее обращаться к научно-технической интеллигенции, которая только и поддерживает Г.А. Явлинского; представителю аграрной партии — к сельским жителям и т. д. Нарушение этого важного требования дорого обходится оратору. Так, обращение к жителям округа, известного своими коммунистическими настроениями, с критикой губернатора-коммуниста, его программы и действий не может улучшить положение кандидата и будет причиной неудачи, поскольку эта критика не только не станет топосом, но и приведет к отторжению оратора.

Программа, излагаемая кандидатом, должна соответствовать уровню того органа, в который он избирается. Крайний случай такого несоответствия являла собой речь кандидата в городскую думу, вся программа которого состояла из обещания бороться за восстановление СССР в прежних границах. При этом ни путь, ни методы этой борьбы не раскрывались. Весь смысл речи состоял в том, чтобы предъявить пожилым людям с коммунистической ориентацией очевидный государственный топос, не подкрепленный никакими реальными соображениями. Само собой разумеется, что кандидат в городскую думу не должен говорить об аграрной политике, законе о земле; кандидат в областную думу — рассуждать о внешнеэкономических связях России и т. п., поскольку все это не входит в компетенцию его органа власти.

Основная часть речи, призывающей избирателей отдать голоса за определенного кандидата, обычно состоит из двух микротем: 1) сообщение сведений о кандидате как о человеке, достойном и способном выполнять свои будущие обязанности; 2) представление и обоснование программы будущих действий, из чего избиратели смогли бы понять, что это именно тот человек, который им нужен. Первая микротема не предполагает подробного изложения всей биографии, в ней сообщается только то, что поможет слушателям составить представление о кандидате, как человеке, соответствующем искомой роли, способном принести пользу в выборном органе, а также о его политической ориентации, нравственных и духовных принципах, жизненных приоритетах, т. е. о том, что будет вызывать к нему доверие избирателей. Первая микротема особенно важна в том случае, когда избиратели не знакомы с кандидатом. Вот, например:

Выберем губернатором нового человека — делового, хозяйственного. Подходящий кандидат есть — это Николай Кириллович Максюта. Он знает, что и как делать не понаслышке, не из книг. Первые мозоли на его ладонях — крестьянские: своим трудом познал Николай Кириллович, как хлебушек растет и сколько потов за него пролить надо. Вторые мозоли — рабочие, инженерские: двести кораблей получили из его рук путевку в жизнь. Потом целых десять лет директорствовал на этом же судостроительном заводе. Это при нем построили больше полутысячи квартир, сауны для рабочих. Такая школа даром не проходит. А опыт работы председателем городской Думы Волгограда? Он ведь тоже многого стоит в наши сложные времена. На этом посту он сегодня продолжает тот же курс. Горсовет взял по контроль бюджет города (нашей бы Государственной Думе — в пример!), не дал поднять цены за проезд в городском электротранспорте, резко снизил темпы роста стоимости коммунальных услуг для населения, ввел бесплатный проезд на транспорте для школьников. Умеет Николай Кириллович строить, множить достаток державы и народа, не забывая о земляках, о тех, кто живет рядом. Умеет ценить и беречь людей труда. Ему ведомо: они — соль земли нашей, а не те перекати-поле, что кроме спекуляции да воровства иного ремесла не знают, да и знать не хотят. (Г.А. Зюганов)

Такое представление, оформленное в стиле дружеской беседы, лишенное обычных в этом случае речевых штампов, полностью реализует свои задачи, создает положительный портрет кандидата, способного справиться со своими будущими обязанностями и вызывающего доверие избирателей. Хотя с точки зрения соразмерности частей, оно выглядит излишне пространным. В данном случае это объясняется тем, что оратор проигнорировал вторую часть обращения, несомненно, более важную, т. к. успехи в прошлом не обязательно гарантируют успехи в будущем — на той должности, на которую претендует кандидат.

Содержание этой микротемы во многом зависит от политических взглядов кандидата и ценностей того социального слоя, к которому он обращается. Коммунистически ориентированные кандидаты рассказывают обычно о своем рабоче-крестьянском происхождении, близости к народным интересам (см. выше); представители правых партий — о юридическом или экономическом образовании, дающем хорошую подготовку для разработки новых законов, опыте работы в органах управления, участии в работе выборных органов и т. п. Если у кандидата нет в биографии таких выигрышных моментов, эта микротема сводится к минимуму, и состоит лишь из сообщения о взглядах, приоритетах и моральных качествах претендента. Лишние сведения в этой ситуации только наносят вред кандидату. Например, нередки случаи, когда доверенное лицо кандидата сообщает о нем, что он, например, главный врач районной больницы, прекрасный хирург, наладил работу коллектива, его обожают больные и т. п. Все это создает положительное отношение к кандидату, но слушатели не могут не сделать вывод, что место этого человека в больнице, где он так хорошо работает, и именно там он принесет гораздо больше пользы, чем в думе.

"Часто биографию лидера составляет не только то, что он делал, но и то, что он не делал. Так, например, отсутствие политического опыта и неучастие в тех или иных видах политической деятельности может рассматриваться как заслуга кандидата на лидерский пост… Отсутствие опыта работы в правительственных структурах может преподноситься как свидетельство "политической чистоты", неучастие в "закулисных политических сделках", отсутствие связей с "коррумпированной властью". Политически неопытный претендент легко может быть выставлен как истинный представитель народа, который, если его выберут, будет представлять власть народа и защищать народ."[1, 157] Правда, здесь необходимо сделать оговорку. У кандидата тогда должны быть обязательно какие-либо другие заслуги и преимущества: опыт руководства большой фирмой, работа в роли профсоюзного лидера и т. п. или доказанные положительные качества, поскольку ничем не выделяющийся человек с улицы вряд ли может рассчитывать на поддержку избирателей.

Во второй микротеме оратор излагает и аргументирует программу своих будущих действий: перечисляет конкретные дела, связанные с проблемами общественной жизни и сложившейся ситуацией. Важным содержательным аспектом является указание на то, как именно он намерен все это осуществлять, обосновав предполагаемые действия как наиболее правильные в реальных условиях, чтобы слушатели могли представить, насколько обещаемое выполнимо, оценить формы и методы предстоящей работы нынешнего претендента и сделать выбор «своего» кандидата. Претендент на самые высокие посты (президента, лидера партии) может не углубляться в разъяснение конкретных путей (такие рассуждения сложны для неспециалистов), а лишь наметить приоритеты своей будущей деятельности, однако при этом он обязательно должен сообщить, что конкретная программа вывода страны из кризиса у него есть, и он готов ее предъявить, как только его выберут.

В заключении подводится итог сказанному, подтверждается обязательство выполнить все перечисленное в случае избрания. В нашей стране в заключении ораторы часто призывают слушателей хотя бы прийти на выборы и проголосовать, не оставаться пассивными к судьбе государства.

Рассмотрим обращение этого вида на примере предвыборной речи В.Д. Майданникова (см. Приложение). Эту речь, конечно, нельзя считать выдающимся образцом, однако она удовлетворяет основным требованиям жанра.

Выступление содержит микротему о личности кандидата. Правда, в ней не раскрываются подробно все составляющие трудового пути кандидата (как в речи Г.А. Зюганова), а сообщается лишь о месте нынешней работы и причинах, заставивших его принять предложение урюпинских избирателей баллотироваться по их округу. Это вполне допустимый вариант построения данной микротемы. Во второй микротеме подробно раскрывается программа будущих действий и приоритетов кандидата. Импонирует, что программа состоит не из расплывчатых обещаний типа "буду бороться с преступностью" или "буду бороться за права трудящихся", а включает вполне конкретные направления деятельности, соответствующие квалификации кандидата (что очень важно) и его опыту работы: осуществить программу "Сельский дом", способствовать финансированию газификации села из бюджета, осуществлять строительство дорог в сельской местности. Речь включает критику существующего положения, но это не огульная критика власти (все плохо), а указание на то, с чем прежде всего не согласен кандидат и что реально можно изменить новым составом думы: распределение областного бюджета осуществляется несправедливо, преимущество имеет Волгоград, интересы сельских районов ущемлены; деньги на газификацию села предполагают взыскать с самих колхозников. Интересно, что единственный положительный пример работы думы связан с разработками самого кандидата, что является аргументом, доказывающим, что он сможет справиться с провозглашенной задачей. Правильно и то, что задачи ставятся такие, решение которых относится именно к компетенции органа власти, в который избирается кандидат. Таким образом, оратор определяет для себя реально выполнимую задачу, что позволит в дальнейшем избирателям проверить, выполнил ли он свои обещания (проверить потом выполнение того, что обещают обычно другие кандидаты, например, укрепился ли статус семьи и повысилась ли духовность общества, невозможно в принципе). Речь заканчивается коротким заключением, где выражается уверенность в том, что предлагаемые меры принесут конкретную пользу жителям села.

Вместе с тем именно предвыборные речи кандидатов в депутаты чаще всего содержат противоречия и несуразности, не совместимые с жанром обращения. Наиболее типичными недостатками являются следующие.

1. Жанр обращения совершенно разрушается, поскольку в нем не выражена побуждающая интенция, оратор ограничивается философскими размышлениями о выборах, не раскрывая совсем своей программы. Ср., например: "Моя позиция была и остается неизменной. Гарантии должны быть реальны, просчитанны и выполнимы. От всех кандидатов избиратели ждут сегодня конкретные ответы на жизненно важные вопросы. Куда мы идем? Как будут жить наши дети и внуки? Какой будет Россия в XXI веке? От этих вопросов нельзя просто так отмахнуться и отделаться общими фразами. Опыт истории ясно показывает: хватит экспериментов над народами России, когда сначала ставят несбыточные, придуманные цели, а потом приносят жизнь и судьбы людей в жертву их реализации. Каждое поколение должно самостоятельно определять свое будущее, путь дальнейшего развития на основе того, что уже есть, без потрясений и перечеркивания прошлого."(А.В. Дронов) Такого рода рассуждения возможны в большой речи, когда оратор хочет максимально полно изложить свои общие жизненные принципы. Однако в трехминутном телевизионном выступлении каждая секунда должна быть на учете, и в этой ситуации оратор не может позволить себе подобные пассажи, поскольку они не дают избирателям возможности определить, будет ли от него польза в думе, сможет ли он там плодотворно работать.

2. Вместо изложения своей программы, оратор ограничивается резкими критическими замечаниями, доходящими порой до клеветы, в адрес ныне находящихся у власти или других претендентов. Если речь этим исчерпывается, то из призывающей к действию она превращается в хулительную (эпидейктическую) речь, которая формирует лишь отрицательное отношение к явлению (сложившейся общественной ситуации), а не желание действовать определенным образом, так как из огульного осуждения имеющегося положения вещей совершенно не вытекает необходимость голосования именно за данного кандидата из огульного осуждения имеющегося положения вещей совершенно не вытекает необходимость голосования именно за данного кандидата. Речь, конечно, может включать критику действующей власти, однако эта критика должна быть совершенно конкретна (приняли не такой закон, проголосовали за несправедливый бюджет, назначили на должность неподходящего человека и т. п.) и сочетаться с предложением мер по устранению сложившегося положения. Ср., например: "Сейчас все более очевидным становится расслоение общества по доходам. С одной стороны, богатые особняки, дорогие автомобили, шикарная жизнь новых русских, с другой стороны, невыплаченная заработная плата, мизерные пенсии. Цены на лекарства выросли до безобразных размеров, лечение многим становится не по карману. Многолетние накопления превратились в прах. В целом обстановка в Волгоградской области продолжает осложняться. Это связано с углублением кризиса в экономике, с непродуманной политикой властей по отношению к представителям культуры, здравоохранения и образования, чей труд оплачивается из государственного бюджета. В тяжелейших условиях находятся труженики села, безопасность нашего общества вызывает озабоченность. Поэтому необходимо усилить ответственность власти перед гражданами, контролировать тех, в чьих руках находится исполнительная власть. Депутат областной думы должен делать все возможное для того, чтобы выплачивались заработная плата и пенсии. Необходимо способствовать укреплению статуса семьи, внедрению здорового образа жизни и повышению духовности общества в целом."(И.М. Гуреев) Эта речь — плохой образец эпидейктической речи (хула), поскольку в ней совсем нет тезиса, а представленный совершенно бессистемный перечень отдельных недостатков нашей жизни, не дающий даже намека на то, что именно и как необходимо изменить, больше подходит для митинговой речи под лозунгом "Долой правительство!", чем для предвыборного обращения.

3. Основная аргументирующая часть отсутствует в принципе, или содержит только биографические сведения о претенденте, или подменяется обещаниями неконкретного характера ("вернем уверенность", "не дадим в обиду", "ответственность беру на себя" и т. п.). В этом случае тоже трудно надеяться на запланированную реакцию избирателей, так как им не ясно, «тот» ли это человек и будет ли он действовать предпочтительным для них образом. Иногда оратор пытается изложить свою программу, но она оказывается крайне неконкретной, стремится охватить все направления и поэтому состоит исключительно из абстрактно сформулированных топосов. Ср., например: "Я за возрождение отечественного производства, за сильное сельское хозяйство, за справедливое распределение бюджета, за обеспечение достойной старости, за стабильное финансирование молодежных программ, за максимальную защиту прав граждан на труд, отдых, медицинское обслуживание."(Т.Г. Горнякова) Трудно найти человека в нашей стране, который не разделял бы этих ценностей оратора. Однако совершенно недостаточно провозгласить их, необходимо хотя бы в общих чертах наметить путь, по которому пойдет вновь избранный депутат в решении этих проблем. Как именно планируется возрождать отечественное производство? Что значит "справедливое распределение бюджета"? Если бы вместо провозглашения "максимальной защиты прав граждан на медицинское обслуживание", оратор сказал: "Надежды, возлагавшиеся на страховую медицину, не оправдались. Медицинское обслуживание просто стало платным. Я медицинский работник и знаю, что теперь лечиться возможно только за деньги. Для остальных больных не хватает ни лекарств, ни оборудования. Я считаю, что необходимо вернуться к прежнему состоянию, когда вся медицина была бесплатной и равно доступной всем гражданам. Если вы изберете меня, я буду за это бороться", то мы смогли бы определить, подходит ли нам эта программа, хотим ли мы, чтобы в думе был человек, поставивший целью бороться за возрождение прежней системы медицинского обслуживания. Т. е. излагая свою программу, не нужно стремиться охватить все стороны жизни, лучше выбрать 1–2 направления, но рассмотреть их более подробно, указывая пути решения затронутой проблемы.

В заключение отметим, что особенно опасной ошибкой предвыборного обращения является подмена аргументации неконкретными обещаниями или хулой в отношении политических соперников, так как лавина пустословия и агрессии, обрушенная на головы слушателей, обычно погребает самого оратора. Так совершенно неприемлемо для слушателей и непродуктивно для оратора следующее обращение: "Русские! Хватит ныть и пускать сопли! За свое будущее надо бороться каждому! Не можешь задушить врага, а сыграть в ящик не хочется, — иди и брось в избирательную урну свой бюллетень не за представителей партий, движений и комитетов, а за представителя СВОЕГО народа. Неужели и на это сил и ума не хватает?"