Manyakov.NET - Дюжина фуксов, - Manyakov.NET
Дюжина фуксов,

ИЛИ ГЛАВА О МНОГОЗНАЧНОСТИ ~ СЛОВА, ИЛИ ПОЛИСЕМИИ, РАСКРЫВАЮЩАЯ БЕСПРЕДЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КАЧЕСТВЕННОГО ОБОГАЩЕНИЯ ЛЕКСИКИ РАЗЛИЧНЫХ ЯЗЫКОВ ЗА СЧЕТ ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЯ СТАРЫХ СЛОВ И РАЗВИТИЯ У НИХ НОВЫХ ЗНАЧЕНИЙ, ЧТО ПОЗВОЛЯЕТ НАРЕКАТЬ РАЗНЫЕ ПРЕДМЕТЫ И ЯВЛЕНИЯ ОКРУЖАЮЩЕГО НАС МИРА ОДНИМ И ТЕМ ЖЕ ИМЕНЕМ

Однажды одесский градоначальник, адмирал Зеленый, увидев знаменитого дрессировщика Анатолия Дурова в цирковом буфете, громко приказал ему встать. Дуров недоумевающе посмотрел на известного всей Одессе самодура и остался сидеть. Градоначальник крикнул сопровождавшему его чиновнику:

— Скажите этому олуху, что я — Зеленый.

Тогда Дуров встал и отчетливо произнес:

— Ах, Зеленый? Вот когда ты созреешь, я буду с тобой разговаривать.

В тот же вечер дрессировщик вывел на арену цирка свинью, выкрашенную в зеленый цвет. Зрители, уже прослышавшие о конфликте, разразились аплодисментами. Дуров посрамил своего обидчика, сыграв на многозначности слова зеленый. Ведь оно передает не только понятие: «имеющий соответствующую окраску», но также и «недозрелый, неспелый злак или плод», и еще (в переносном смысле) «не достигший зрелости и опытности юнец». Сплав этих двух последних значений слова зеленый и создал комический эффект, который привел публику в развеселое настроение, а градоначальника в бешенство.

Анекдот, как вы уже догадались, подвел нас вплотную к теме: многозначность слова (это явление называют еще полисемией — от гречески-х поли — «много» и сема — «знак»).

В русском языке имеются слова, которые называют только один какой-нибудь предмет, имеют одно-единственное значение: кровать, водород, мостовая, метрополитен, желоб… Такие слова, естественно, называются однозначными.

Но в лексике языка имеются и другие: земля, сила, драма, знак, лицо, Юпитер… Каждое из них обладает несколькими значениями.

Земля, скажем, в произведениях А. С. Пушкина употребляется в значениях

«земной шар»:

…корабли Толпой со всех концов земли К богатым пристаням стремятся,

«суша»:

Я удаляюсь от морей В гостеприимные дубровы; Земля мне кажется верней, И жалок мне рыбак суровый.

«поверхность суши»:

Потоки мутные текли И рыли влажну грудь земли,

«страна»:

Я вижу берег отдаленный, Земля полуденной волшебные края,

«земельное владение»:

Отец понять его не мог И земли отдавал в залог.

«государство, народ»:

Или от Перми до Тавриды, От финских хладных скал до пламенной Колхиды, От потрясенного Кремля До стен недвижного Китая, — Стальной щетиною сверкая, Не встанет русская земля?..

В том, что слова сила, драма, знак, лицо многозначны, вас может убедить однотомный «Словарь русского языка», составленный С. И. Ожеговым. Но вот Юпитер… Когда доки по части языка взяли в руки третье издание словаря, они были несколько удивлены, найдя там лишь юпитер — «мощный электрический осветительный прибор». А ведь это слово многозначно. Появилось даже ироническое стихотворение «Когда Юпитер сердится» с подзаголовком «невероятное происшествие».

В «Сведениях, необходимых для пользующихся словарем» (а с ними знакомиться надо всенепременно) оговорено: в нем не приводятся собсгвенные имена различных типов — личные, географические, названия учреждений и т. п., а также другие значения, которые могут иметь такие слова; в словарь не вошли устаревшие слова, не нужные для понимания текстов классической литературы. Потому-то и нельзя в этом словаре узнать, что Юпитер это не только имя главного божества у римлян, но и крупнейшая планета Солнечной системы. Что юпитером мы фигурально называем и спесивого, надменного человека, а не только мощное электроосветительное устройство (которое подобно ослепительному сиянию молнии — вот почему это скорее одно из значений слова).

Поэтому и таких слов, как Аврора и Аполлон, в словаре нет «на вполне законном основании». И надо обратиться к другим справочникам, чтобы выяснить, что и эти слова многозначны.

Аврора — римское имя богини утренней вари. В поэтическом лексиконе слово обозначает утреннюю зарю.

Аполлон — не только бог солнца, бог-воитель, покровитель искусств. Его именем еще называют красивого че-ловека, красивую дневную бабочку, малую планету.

Титану повезло больше: имя стало нарицательным и потому включено в словарь. Слово толкуется так;

«Титан. 1. В древнегреческой мифологии гигант, вступивший в борьбу в богами. 2. В переносном смысле: о выдающемся человеке с исключительным по глубине и широте размахом деятельности».

А название большого кипятильника дано как самостоятельное слово. Не упоминается шестой спутник Сатурна, названный по имени гиганта (металла титана справедливо нет здесь — он наименован в честь скандинавской богини Титании).

Со словом зефир картина несколько иная.

В словаре имеются почти все зефиры: зефир — «у древних греков: западный ветер; в поэзии: очень приятный, легкий ветер», зефир — «тонкая хлопчатобумажная ткань», зефир — «род пастилы, а также род пирожного из взбитых сливок». (Разве что недостает зефира — — названия высшего сорта овечьей шерсти.) Но даны они как отдельные слова, а не как одно многозначное слово, имеющее различные значения. Между тем здесь видна кровная преемственность названий.

Впрочем, подчас трудно решить, имеем мы дело с разными словами или с разными значениями одного и того же слова. К этому мы с вами еще вернемся — в следующей главе. А сейчас зададимся вопросом: может быть, явление полисемии свойственно только русскому языку? Нет, такой способностью обладают почти все языки, а развитые — до такой степени, что нередко вызывают стенания изучающих их людей.

Пусть сила фантазии перенесет нас, ну, скажем, в Германию времен Шиллера и Гете.

Мы любознательны. Завидя лису, справляемся у местного жителя, как ее называют немцы. Фукс. Хорошо, фукс так фукс. Мимо нас верхом на лошади проезжает человек. «А это как?» — интересуемся. «Фукс». — «Так ведь фукс — это лисица!» — «Такая лошадь тоже фукс, — замечает немец. — И человек такой фукс», — невозмутимо добавляет он.

Мы подкрепились в трактире. Хозяин с лукавым выражением лица сказал: «Фукс». Нам оставалось только развести руками — ведь ни лисицы, ни лошади у нас не было. Наш знакомый выложил на стол золотую монету и зло процедил: «Фукс». Когда, выйдя из трактира, мы повстречали молодого студента, нага попутчик не без иронии произнес: «Фукс»,..

И чего этот немец морочит нам голову?

И вот мы листаем двуязычные словари. И убеждаемся, что никто нам не морочил голову. И что немецкий язык состоит вовсе не из этого одного, как могло показаться, распространенного слова. Фукс — лисица. Но фукс — это и лошадь рыжей масти. А она ведь была именно такой. Это и рыжий человек, восседавший на ней. Это и золотая монета. Хозяин трактира, запросив с нас баснословную цену, был порядочным плутом, а плут, хитрец — это фукс. И наконец, таким же словом, оказывается, иронически называют и новоиспеченных студентов. Но и это не все. Фукс у бильярдистов — «случайно выигранный шар, неожиданная удача». От него же пошло выражение пройти фуксом, то есть случайно.

Почему же рождаются новые слова, почему слова изменяют свои значения, обрастают новыми?

Потому, что в обществе возникают и развиваются новые понятия. А они требуют своего выражения либо через новые слова, либо через переосмысление старых слов.

Но лексика даже самого богатого языка ограничена, тогда как процесс познания человеком окружающей действительности беспределен. Никаких слов недостанет, чтобы дать название каждому явлению, каждой познанной, изобретенной, сработанной человеком вещи. А если все-таки хватит — удержит ли их наша память? Вот почему язык человека обогащается не только количественно — новыми словами, но и качественно — новыми значениями старых слов. Процесс называния новой вещи всегда мотивирован. Мы никогда не назовем существо, напоминающее по виду и повадкам лисицу, носорогом. Но носорогом назвали жука — по украшающему его рогу. Трудности, которые перенесли химики, изучая свойства одного вновь открытого металла, были сравнимы, по их мнению, с испытаниями Тантала. По древнегреческому мифу, фригийский царь Тантал был за свои преступления обречен богами на вечные мучения. Стоя по горло в воде и видя над собой плоды, Тантал не мог ухолить жажду и голод. Вода уходила из-под его губ, а плоды поднимались на недосягаемую высоту. …И металл был назван танталом.

В различных значениях одного слова мы всегда обнаружим или внешнее сходство вещей, или общность их функций, или имеющуюся между ними существенную связь. Первичное основное слово фукс пощло «под копирку» на основе опредвденного.сходства, известных ассоциаций. В самом деле. Лиса — рыжая. И цо цветовому сходству язык образовал переносные значения: рыжая лошадь, рыжий человек, золотая монета. Лиса — и олицетворение хитрости и плутовской лести. Поэтому фукс — это и трактирщик-хитрец и обходительный студент-новичок.

Есть такое, французское по происхождению, слово бюро. Мы им издавна и широко пользуемся. Сейчас это название некоторых учреждений а также коллегиальных органов, возглавляющих деятельность какой-либо организации или учреждения. Первоначально же словом бюро именовалась плотная шерстяная ткань. Затем название перешло на стол, покрытый таким сукном, a net сколько позже и на особой формы письменный стол с ящиками и крышкой. Потом словом бюро стали обозначать помещение с канцелярской мебелью, а вслед за этим и людей, работающих в канцелярских присутственных местах. И только после этого появились те два значения слова бюро, с которых мы начали разговор.

В классической латыни ампула — «небольшой сосуд». Но вот это слово усвоил испанский язык, и ампола (так зазвучало оно у испанцев), помимо своего прямого значения, стало дополнительно обозначать колбу, волдырь, пузырек воздуха (на поверхности воды).

Когда-то на Руси всякого иноземца, не умеющего говорить по-русски, называли немцем (то есть «немым»). Так появились немцы франкские, немцы аглицкие, немцы короля датского (вот откуда «немецкая слобода» в Москве — район, где жили иноземцы). Были даже… «немцы руския» (так в первой половине XVII века раскольники именовали приверженцев ненавистного им патриарха Никона). Позже слово немец закрепилось только за жителями Германии или выходцами из нее.

Почему карманный ножик был назван перочинным? Потому, — что им затачивали и расщепляли орудие письма — перо (преимущественно гусиное). Но вот уже около века как на смену птичьему перу пришло металлическое. Появилась новая вещь, а название за ним сохранилось старое — перо. Следовательно, старое название вещи перешло на новую вещь благодаря сходству выполняемых ими функций. Сохранился и перочинный нож, хотя перья им сейчас никто не чинит.

Из долгого забвения вернулось в нашу активную лексику слово застрельщик. В XVIII веке так называли солдата в передовом рассыпном строю, начинающем перестрелку с неприятелем.

Слово застрельщик в образном употреблении — «тот, кому принадлежит почин в каком-либо деле» — впервые обнаруживается в сочинениях героя Отечественной войны 1812 года Дениса Васильевича Давыдова. В начале нашего века энциклопедические словари констатируют: слово застрельщик вышло из употребления. Возродилось оно в послеоктябрьское время, унаследовав Давыдовскую образность: застрельщик — «тот, кому принадлежит почия в каком-либо деле; зачинатель».

Не так давно довольно широко распространено было слово гвоздик в значении «тонкий каблук женской обуви». Горящее не только то, что охвачено огнем; и человека, со страстью отдающегося делу, называют горящий на работе; горящей — требующей срочной реализации — может быть и путевка в санаторий или дом отдыха. Элементы образности ощутимы в таких переносах, как морж — любитель зимнего плавания и дикарь — отдыхающий без путевки.

Теперь пришла пора заключить, когда и как слово становится многозначным.

Совершенно очевидно, что однозначное сегодня слово сможет завтра обозначить какой-либо новый предмет действительности и заслужить, таким образом, право величаться многозначным.

Несомненно, что явление многозначности слова — это не что иное, как следствие переноса наименования с одного предмета на другой.

Перенос значения происходит главным образом:

1. По признаку сходства (формы, цвета, внутренних свойств и качеств). Отличный тому пример — слово фукс. Здесь каждое из дополнительных значений возникает как бы сопоставляясь и отталкиваясь от основного.

2. По признаку общности функций. Это проиллюстрировано словом перо.

3. По признаку смежности (логической, временной, пространственной). Перенос значения на этой основе подобен цепной реакции: каждое новое значение слова мотивировано предыдущим, из него вытекает, на него опирается, (например, бюро). Варианты переносов по смежности многочисленны.

4. При переходе слова из собственного имени в нарицательное. Такое переосмысление имен, когда географические названия или фамилии людей становятся названиями вещей, — явление очень интересное, и о таких отрядах слов уже рассказано в главе «В честь и по поводу».

Новые значения у слов могут появляться в результате расширения или сужения основного значения.

Так, расширились значения слов ампула и бюро. В магазине канцелярских товаров вы можете купить синие или красные чернила и ни мало не смущаетесь кажущейся нелепостью таких названий. А когда-то чернила были только черные — они изготовлялись из чернильного орешка. Белье получило свое название от сурового белого. белья. Сейчас оно может быть всех цветов радуги. Стрелять прежде означало «пустить стрелу». Ныне стреляют пулями из ружей, снарядами из пушек. Дворник теперь — не только «человек, следящий за чистотой улиц и дворов», но и «приспособление для протирки стекол автомашин». Значения слов расширились.

Сузилось значение таких, к примеру, слов, как отверстие, пиво и квас. Первое во времена Ломоносова значило то же, что сейчас открытие, пиво прежде означало любой хмельной напиток, квас — кислоту, всякий кислый напиток.